Таня Скарынкина. Так уходящий

Памяти Ростислава Лапицкого

Он странно посмотрел
что мама собирается
и душно и темно
в раскрытом чемодане
белеет кипятильника
змеиное кольцо
породистые свинки
похожие на гильзы
легли давным-давно

так странно иностранному шпиону
когда его толкают под ребро
поскрипывают двери гардероба
становится и душно и темно
в раскрытом чемодане кипятильник
холодным завивается кольцом
послушные тропические свинки
оттенка стен районной поликлиники
легли и спят давно

он странно посмотрел когда прикладом
его как иностранного шпиона
толкали и болело под ребром
разбрасывая гибельные мысли
припрятал самых беззащитных свинок
в широкие закладки шаровар

и она странно посмотрела на него
когда его мгновенного шпиона
выталкивали силой под ребро
продлился вечер без него
шевелилась крупная живность в сарае без него
распространяя запахи физкультуры и страсти

мы волновались чтобы боги сохранили нам его
для безопасной старости без росчерков похоти
с непроглядным туманом мудрости.