Таня Скарынкина. После ярмарки

Что за жизнь!
в субботу к десяти утра
нужно книгу отнести
а сегодня до половины одиннадцатого спала
вымоченное алкоголями сердце
требует дополнительного отдыха
выболтанный сплетнями язык
просит многочасовой остановки

вообще-то я неплохая
горстями объедаю смородину с перезрелого куста
хлеб со стола кусками
мясо прямо из кастрюли
часто переменяю одежду
в поисках
единственно верного направления моды
суждения различные имею о кино
где истинная правда с вымыслом заодно
где истинная правда?
а в жизни как в кино
скворец на фоне мраморной луны скворчит
и корчится нутро от юности воспоминаний
вчера минут пятнадцать-двадцать пел
а когда позвала дополнительных людей
слушать его горловое вещание
то подумал-подумал
и быстро сорвался с антенны
в разлохмаченные тучки

а вечером
на открытии ярмарки
Настя подошла
я ни слова ей не сказала
а потому что знаю
что Настя считает меня контуженной
она так и сказала Кате:
“Твоя ненаглядная Таня – контуженная
не понимаю о чем вы там с ней говорите
мне вот с твоей ненаглядной Таней
не о чем говорить”
ах не о чем!
и я молчала
взяв паузу - держи
Настя заметно нервничала
а я мало того что молчала
но даже ни разу не глянула на нее
я же контуженная
могу и не глядеть
Катя после спросила:
“Ты чего морозилась?”
вот тоже словечко
я ответила как есть
что Настя привыкла
чтобы пред нею скакали на задних пальчиках
а мне не хотелось на пальчиках
я еле сдерживалась
если хотите знать
чтобы не прыгать на пальчиках но сдержалась
и вела себя выдержанно
как настоящая контуженная
а сейчас вот ночь
сижу на крышке унитаза
записываю в тетрадь
впечатления ярмарки
автомобильчики шинами далеко внизу шаркают
самолеты заставляют воздух дрожать

до десяти утра
времени гора
а уж как наступит пора книгу относить
то понесу “Униженных и оскорбленных”
по утреннему городу одна
в дождь без вооружения
как истинная контуженная.