Владимир Глазов. Давно пора хозяйке сдать ключи...

Давно пора хозяйке сдать ключи,
купить на рынке фруктов понемногу,
как в юности, с ухмылкой пробежать
меж церковью, психушкой и филфаком,
и выйти к филармонии, к мосту,
присесть, куря, с бомжами на дорожку.

Как странно, Бог мой, сверху вниз смотреть
на то, что любишь. Ветер или жалость
подхватывают шарфик шерстяной,
и сердце втягивает их воронкой.
И выдох невозможен, ибо там,
за пазухой твоей, гремит стихия.

Вцепись в перила этого моста
меж городом и стареньким вокзалом,
как в поручни качели. Что с того,
что кровь разбита током кислорода,
что в городе возлюбленных могил
оставишь больше, чем детей случайных?

Как странно просто понимать крови
безумие. Но собственные слезы
отчаянья, как было уж не раз,
со спермой не смешать бы мне в дороге.
Держи, как питбуля, на злой цепи
свой крик, пусть сам себя за хвост кусает.
Способный лишь к утробным звукам рот
пусть кость грызет – не мякоть поцелуя.

Закрой глаза. Запомни все как есть:
парк, КГБ, костел, напротив – Ленин,
а там – бульвар потухших фонарей,
бетонные кварталы стылых спален
с их узкими кроватями… Оставь
могилы мертвецам, беги на волю!