Владимир Глазов. На Гоголя, бывшей Костюшко...

Евгению Бесчастному

На Гоголя, бывшей Костюшко,
мы грелись осенним, потухшим,
затерянным в ветках лучом.
Алела аллея пред нами.
Горела листва под ногами.
И тлел разговор ни о чем.

Богиня в ботфортах и в мини
впорхнула в салон «Ламборгини»,
наведав салон красоты.
Пропойца спросил сигарету.
Промямлил, что песенка спета,
что некуда дальше идти.

Пошел, между прочим, куда-то,
качаясь, в лучинах заката.
И темень сгущалась пред ним.
И стало нам жарко и зябко,
неловко и стыдно. А лавка
почудилась домом родным.

Что ж, прав он, что песенка спета.
Не хватит аллеи и света
мотив до ума довести.
Мы двинемся тоже с тобою
во тьму, вслед за ним, за спиною
оставив салон красоты.