Евгений Бесчастный. Так

Так, запив водопроводною водой
аспирин, ты снова молодой.
И не надо больше вспоминать,
как пельмени в кухне лепит мать.
В темноте она придёт и спросит вдруг,
не забыл ли выключить утюг.
Отмахнусь, мол, разберусь и так,
наспех книжки запихнув в рюкзак.

Однокласснице отважусь невзначай
бросить: "Заходи ко мне на чай.
Это будет наша первая любовь,
к ней, известно, рифмой будет "кровь".
А потом нахлынет кровь к лицу,
и за всё воздастся подлецу.
Мы сбежим с уроков, от людей,
покормить батоном лебедей.

Каждый лебедь – как вопроса знак –
до сих пор в моих всплывая снах,
пялится через плечо (курлык-курлык),
как контрольную, скатать мой черновик.
Только это всё давно ушло,
этих человеков унесло
время из пространства навсегда,
как водопроводная вода.

Сколько я себя ни подстрекал
её вычерпать и подставлял стакан
среди ночи под холодный кран,
но любой глоток – словно украл.
С нею я остался тет-а-тет
и всё всматриваюсь в фонарный свет:
может, там они, на берегу
грудь сосут и говорят "агу".