Детка, я вышел из дому

Детка, я вышел из дому, затемно пообедав,
как раз начинался третий период хоккейного матча:
канадцы по полной программе пердолили шведов,
а может, и шведы канадцев — те тоже мачо.

А два с лишним года назад, забыв о других пацанах,
ты в койке меня обучала греко-римской и вольной
борьбе в поддавки, а потом свалила к первому встречному нах-
имовцу и, судя по мэйлам, шизанулась по полной.

Теперь ты тусишь в он-лайне, поешь частушки не к месту
на интернет-поминках в мертвом живом журнале,
и я даже рад, что расстояние между
нами больше, чем между периодами в финале.

Семь дней, как семь самураев, топчутся, как по минам,
по мозгам, и лишь на восьмой начинаю я понимать —
для того, чтоб забыть одну дуру, человеку нужна как минимум
еще одна дура, а где же такую взять?

И что там за голые ноги растут и учатся спамить?
Какой юзер-пиковой дамы улыбка в ночном трамвае?
А все потому, что время терактом идет на память,
терактом идет — и тикает, убивая.

(Арыгінал)